Патогенез сибирской язвы

Бактерия сибирской язвыПатогенез сибирской язвы. Возбудитель сибирской язвы Ваcillus anthracis является внеклеточным патогеном, способным подавлять фагоцитоз, проникать в кровь, быстро там размножаться, достигая очень высокой концентрации и приводить к гибели организма. Основными факторами вирулентности является экзотоксин сибирской язвы и полипептиды капсулы. Капсула, в первую очередь, формирует устойчивость возбудителя к фагоцитозу и способность подавлять последний. Сам экзотоксин сибирской язвы состоит из 3-х белковых субстанций, получившие названия: протективный антиген (РА), эдематозный фактор (EF), и летальный фактор (LF).

Действие токсина осуществляется следующим образом: РА связывается с плазматическими мембранами чувствительных клеток, расщепляется клеточными белками на 2 фрагмента. Больший фрагмент остается на клеточной поверхности и становится индикатором места для проникновения главных белков — EF  и LF в клетку. В клетке под влиянием АТФ и активатора кальмодулина происходит синтез кальмодулин-зависимой аденилатциклазы, которая активирует EF.

Повышенная энзиматическая активность ЕF стимулирует внутриклеточную продукцию цАМФ, что и обусловливает основные эффекты ЕF — повышение проницаемости клеточных мембран, образование отека в месте повреждения палочкой сибирской язвы и угнетение фагоцитарной активности нейтрофилов. Проникновение в клетку LF-фактора приводит к ее гибели (некрозу) по неизвестным пока механизмам.

После проникновения споры возбудителя через поврежденную кожу или через укусы насекомых уже в течение часа спора прорастает, вегетативная форма начинает активно размножаться, образует капсулу и начинает продуцировать экзотоксин. Под влиянием токсина в пораженных клетках возникают некрозы, в микрососудах формируются тромбы, геморрагии, вокруг развивается желеобразный отек. Лейкоцитарная инфильтрация в тканях незначительна.

Формируется кожное воспалительно-некротическое поражение, названное «злокачественной язвой». В зоне отека проходимость лимфатических сосудов сохраняется и возбудитель с места проникновения в коже вместе с макрофагами попадает в регионарные лимфоузлы, где развивается серозный, серозно-геморрагический или некротическо-геморрагический лимфаденит. Вторичная бактериальная инфекция в данном случае особой роли не играет.

При проникновении возбудителя ингаляционным путем споры вместе с пылевыми частицами диаметром менее 5 мкм проникают прямо в альвеолы и альвеолярные протоки. Здесь споры или заносятся в альвеолярные макрофаги, фагоцитируются ими, или при угнетении фагоцитоза прорастают в альвеолярных макрофагах и быстро размножаются. Развивается геморрагический некроз лимфоузлов в сочетании с геморрагическим медиастинитом, что в короткий срок приводит к массивной бактериемии. На этом фоне может развиваться вторичная пневмония.

При проникновении возбудителя алиментарным путем первичные изменения могут возникать в кишечнике, хотя вероятны и поражения ротоглотки с развитием специфической ангины или фарингита. Возбудитель проникает в подслизистую оболочку и далее — в регионарные лимфоузлы. Как правило, развивается геморрагический лимфаденит (мезаденит).

Важно отметить, что бактериемия может возникнуть при любой форме болезни, чаще всего при легочной и кишечной и, как правило, приводит к летальному исходу. Генерализация инфекционного процесса из первичного септического очага происходит различными путями: диффузным, гематогенным и лимфогенным. Бактериемия всегда приобретает высокую интенсивность, возбудитель проникает в паренхиматозные органы, легкие, плевру, через гематоэнцефалический барьер в мозг и мозговые оболочки. В последнем случае развивается геморрагический менингоэнцефалит.

Возникает токсемия с распространенным поражением микрососудов, с их деструкцией, вазодилатацией, повышением проницаемости стенок, что приводит к потере жидкой части крови за счет выхода ее в ткани и к развитию гиповолемии, гемоконцентрации, развитию диссеминированного свертывания крови (ДСК). Основной причиной гибели больных является развитие инфекционно-токсического шока (ИТШ), тяжелого геморрагического синдрома в результате развития ДСК, респираторного дистресс-синдрома (РДС), отека мозга, нарушения функции паренхиматозных органов.